Мошенники в игровой индустрии: как 25 человек проработали месяц в фейковой студии

обман в игровой индустрии 25 человек работали бесплатно

На Kotaku опубликовали расследование о крупном мошенничестве, произошедшем в геймдев-сообществе. Двадцать пять человек устроились работать в игровую студию, которая занималась разработкой Zeal — инди-MMORPG. Адаптация текста на DTF.

Однако по прошествии месяца оказалось, что компания не существовала юридически, и никакого финансирования у неё не было.

Одним из рассказчиков истории стала Брук Холден — девушка проработала менеджером команды. До этого она находилась на схожей позиции в офисе, надеясь однажды попасть в геймдев.

Для того, чтобы получить первый опыт в сфере, она обратилась в сабреддит, где разработчики игр ищут сподвижников. Несмотря на то, что «это было несерьёзно», ей откликнулись несколько пользователей. Одним из них был человек с активной историей в сабреддитах с геймдев-вакансиями — он рассказал, что его команда из трёх человек недавно разрослась до сорока восьми, и получившейся студии срочно нужен был менеджер.

В конце июня 2019 года Холден подписала контракт с Drakore Studios — согласившись на позицию младшего менеджера производства с почасовой оплатой в 13 долларов. По словам владельца компании Раны Махала, она была зарегистрирована в Канаде. Все сотрудники работали удалённо.

В Drakore Studios занимались созданием Zeal. Эта игра в самом деле существовала — она вышла в Early Access в Steam в сентябре 2018 года. Её разработала Lycanic Studios, состоящая из двух человек — Мерта Динчера и Тима Попова.

Zeal задумывалась как MMORPG, сконцентрированная на PvP-боях в духе World of Warcraft — но только «без гринда, левел-апов и запар над снаряжением: выбрал класс, собрал билд и отправился на арену». Lycanic даже начинала Kickstarter-кампанию после выхода игры в раннем доступе, но в итоге её отменила — за половину срока проект собрал лишь десятую часть от требуемых денег.

Тем не менее, работа над игрой продолжалась, и её сообщество продолжало жить. В Steam у Zeal почти триста «в основном позитивных» отзывов, и пара крупных стримеров на Twitch, включая Sodapoppin с 2,5 миллионами фолловеров, успели её показать на своих трансляциях.

У нас не было бюджета на маркетинг. Мы были простыми инди-разработчиками, которые пытались воплотить мечту в жизнь. Мы считали, что идея игры была хорошей, и если бы у нас получилось её хорошо реализовать, люди бы заинтересовались — издатели, инвесторы и так далее. Но никаких связей у нас не было.

Мерт Динчер
сооснователь Lycanic Studios

Рана Махал узнал про Zeal от одного из фанатов игры. В итоге он предложил разработчикам «объединить силы» и выкупить Lycanic — Динчер и Попов согласились, посчитав это хорошим выходом из ситуации. По словам Махала, у него было 25 тысяч долларов инвестиций, и ещё больше денег планировалось привлечь от инвесторов. Основатели Lycanic продолжали работать уже в составе Drakore.

После того, как Холден приступила к работе, выяснилось, что компания состоит из двадцати пяти человек, а не из сорока восьми заявленных. Там были 2D- и 3D-художники, геймдизайнеры, маркетологи и так далее — всем им девушка помогала наладить рабочий процесс, совмещая пребывание в Drakore с работой в офисе.

Также в студии в препродакшне находилась другая игра — MMO под названием AetherBound. В команде надеялись, что релиз Zeal позволит им набрать опыт и известность.

Концепт-арт AetherBound

Сотрудникам Махал рассказывал, что у него якобы был опыт в Amazon Game Studios — на позиции младшего арт-директора. Тогда, по его словам, он также работал контрактником в BioWare во время разработки Dragon Age Inquisition — и там его якобы наставлял Майк Лэйдлоу, креативный директор франшизы.

Во время расследования Лэйдлоу дал комментарий Kotaku. Amazon Game Studios же на запрос не ответила.

Я не помню никого с этим именем — так что вряд ли я был для него наставником в той или иной степени.

Майк Лэйдлоу
креативный директор серии Dragon Age

Ещё тогда Динчер и Попов заметили, что здесь что-то не чисто — достаточных подтверждений историй Махала они не нашли. Но терять им было нечего.

Даже если бы был хоть малейший шанс того, что Махал чист, это того бы стоило. Тогда ситуация с нашей игрой была хуже некуда.

Мерт Динчер
сооснователь Lycanic Studios

Lycanic подписала контракт с Drakore, согласно которому права на Zeal передавались Drakore — с выплатой в 7 тысяч долларов. Динчер и Попов должны были остаться в команде на позиции глав разработки и получать проценты с продаж. После этого началось полноценное производство игры.

Во время разработки Махал время от времени рассказывал то, что говорили про Zeal его «друзья из индустрии». «Приятель из Riot Games» посчитал, что у студии неправильный подход к созданию косметики, а «друг из большого издательства, который уже был готов вложиться», захотел классовую систему, а не кастомизацию персонажей.

В студии, конечно, это звучало не так правдоподобно — Динчер и Попов считали, что за мнение «друзей» (которые почти наверняка были воображаемыми) он выдаёт свою позицию. Также Махал рассказывал, что в Epic Games ему предложили 2 миллиона долларов на AetherBound — позже представитель компании заявил Kotaku, что это ложь.

Владелец Drakore даже спрашивал, смогут ли они «за пару месяцев» разработать игру в духе Auto Chess. В это же время пошли первые разговоры о том, чтобы перестать работать удалённо и помочь переехать всем в Канаду.

Однако странные обещания меркли на фоне другой проблемы — за месяц сотрудникам пока ещё ни разу не выплатили деньги. Подозревая Махала в обмане, они начали давить на него, чтобы тот показал документы о существовании Drakore Studios — но их никто так и не увидел. Особенно важным был вопрос: когда будут первые выплаты?

Когда Холден начала расспрашивать Махала о том, что случилось с теми 25 тысячами долларов, которых должно было хватить до конца августа 2019 года, он ответил, что «они уже истрачены», и пока он не найдёт новых инвесторов, зарплат не будет.

В разговоре с Kotaku Махал отметил, что эти 25 тысяч в самом деле существовали — но свои слова он никак не подтвердил.

Да даже если бы я забрал эти 25 тысяч себе, потратил на наркоту и в итоге так никому бы их и не выплатил, тогда я чётко для всех обозначил — есть серьёзный шанс того, что мы не получим финансирование.

Рана Махал

Чтобы повысить интерес инвесторов к Zeal, Махал связался с Джонатоном МакКеем — руководителем канадской студии Skymarch Entertainment. Ранее он помогал некоторым студиям найти финансирование.

Махал просил помочь найти деньги. Он сказал, что уже некоторое время находится в индустрии и успел поработать арт-директором. Много кто любит бросаться громкими названиями компаний, в которых они успели поработать, и которые для меня ничего не значат.

Джонатан МакКей
руководитель Skymarch Entertainment

МакКею понравилась Zeal, однако для начала он хотел покопать информацию про Drakore Studios и пообщаться с одним из сотрудников студии. Махал дал контакты Холден, которая за последний месяц стала очень подозрительно относиться к своему начальнику.

По словам Холден, вскоре после начала разговора МакКей переключился на «крайне серьёзный тон».

— Будет очень сложно найти для вас деньги.

— Почему?

— Во-первых — потому что ваша компания не существует.

Drakore Studios, Ltd., не подписывала какой-либо контракт с Lycanic по передаче прав на Zeal, и никогда не была зарегистрирована в Канаде или любой другой стране. Махал объяснил это так: его бухгалтер сдал необходимые документы и отправился в Индию на длительный отпуск — после чего вернулся и обнаружил, что их не приняли.

Холден начала сверяться с коллегами — и Динчер с Поповым подтвердили, что Drakore так и не приобрела права на Zeal, а они не получили никаких денег. После этого команда приступила к действиям: 23 июля Махалу перекрыли доступ ко всем базам данных, от домена электронной почты и социальных сетей до Google Drive. На самого Махала подали жалобу в социальные службы в связи с мошенничеством.

Вскоре Холден разместила большое сообщение в Slack студии.

Совсем недавно вскрылись факты, о которых никто из нас не знал. Во-первых, Drakore Studios никогда не существовала. […] Во-вторых, Drakore, по факту, никогда не владела Zeal, и IP всё ещё за Тимом и Мертом. […] Из-за вышеперечисленных причин нас никто не может профинансировать — ни один издатель или инвестор в своём уме не будет давать деньги компании, которая технически не существует и не владеет правами на игру, которую они продают.

Нас поимели с первого же дня.

Брук Холден

В итоге Динчер и Попов ушли из Drakore, забрав Zeal с собой.

Это не их вина — нас всех ввели в заблуждение. Я очень не хочу это говорить, но я сильно сомневаюсь, что Drakore нам заплатит хотя бы пенни. Я не смогла найти свидетельства ни о каких деньгах, лишь обещания.

Брук Холден

Сам Махал же не признаёт, что это мошенничество. По его словам, некоторое время он и правда владел Zeal, и он всё ещё планирует выплатить обещанные деньги.

Забавно, что меня считают мошенником. Вот это да, развод, на который мне приходилось работать от 80 до 100 часов в неделю за бесплатно. Лучший развод за всю историю.

Рана Махал

Тем не менее, журналист Kotaku отметил, что за время интервью Махал не раз отказывался подтверждать наличие контактов, права на компанию и свои истории о работе в геймдеве.

У меня в самом деле есть эти контакты, но давать вам имена я не собираюсь. Вы можете сказать, что я соврал, если хотите.

Рана Махал

Тем временем Lycanic продолжает разработку Zeal — игру делают на голом энтузиазме. Брук Холден также осталась в студии, помогая команде в свободное от основной работы время.

В конце концов вряд ли это потеря для нас — скорее в чём-то мы выиграли. Теперь мы знаем кучу людей, которые хотят нам помогать безвозмездно — пока игра не начнёт приносить деньги.

Мерт Динчер
сооснователь Lycanic Studios
Самый главный человек на сайте. Если Вы хотите опубликовать свою статью на нашем ресурсе то милости просим на nkosistema@mail.ru

1 Kомментарий

Отправить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.




пятнадцать − 6 =

Нажимая кнопку "Отправить комментарий" Вы даёте свое согласие на обработку введенной персональной информации в соответствии с Федеральным Законом №152-ФЗ от 27.07.2006 "О персональных данных"