Интервью с детским психиатром

Сергей: Здравствуйте, с вами АНО «Систематика». Сегодня мы у одного замечательного человека. Представьтесь, пожалуйста.

Виктор Николаевич: Ведяшкин Виктор Николаевич заместитель главного врача по медицинской части краевого государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Алтайский краевой психоневрологический диспансер для детей». Врач — психиатр подростковый, детский, кандидат медицинских наук.

Сергей: Очень приятно, Вам как специалисту, как кажется: интернет общение и интернет зависимость от интернет общения имеет какое-то социальное подкрепление или все таки телесную природу?

Виктор Николаевич: в международной классификации болезней 10го пересмотра, та которой мы официально пользуемся, это скорее нарушение у взрослых людей – зависимое расстройство личности, есть такой диагноз. По сути, то, что Вы говорите — социальное или телесное явление, скорее это психологическое, психолого – психиатрическое явление – зависимый человек.   Формируется определенный склад личностных нарушений  по зависимому типу. Так как мы с вами говорим про детей и подростков, то мы не можем в полной мере сказать, что это уже сформировавшаяся личность, это личность только формирующаяся, но формирование идет уже по искаженному пути  у тех ребятишек, которые слишком много времени проводят в просторах интернета.

Сергей: Из Вашей личной практики наиболее такой тяжкий есть пример? 

Виктор Николаевич:  Примеров полно, они все сами по себе достаточно не простые.  Хотя на первый взгляд они кажутся банальными.  Хотелось бы сказать преамбулу: назад история не откатится, все технологии будут только нарастать, будут все больше и больше приобретать свое значение в жизни человека.  Еще в 2004 году ведущий экономист американский Эдвард Кастронова, говорил что если государства официально не рассмотрят данную ситуацию и не включат в валовой продукт экономический обмен в онлайн-играх, то может произойти сбой в экономике развитых государств. Приводились примеры   Юной Кореи в части онлайн-игр.  Это достаточно сложная проблема интеграции виртуального мира в реальный мир и наоборот. Мы с вами сейчас в такой ситуации, когда «кэшем» фактически никто не пользуется, только в транспорте рассчитаться, еще где-то.

Сергей: Более того в транспорте тоже упраздняется сейчас.

Виктор Николаевич: Мы понимаем с вами онлайн-доходы как движение  каких-то циферок с одного счета на другой.

Сергей: Я был недавно удивлен, когда смотрели интервью корефеев, отцов основателей социальных сетей, сейчас они говорят что если оставить эту сферу без внимания, то она совсем выйдет из-под контроля.

Виктор Николаевич: Она уже давно вышла из-под контроля. Люди не хотят это видеть и наблюдать. Но это все отвлеченное дело философское. Я эту преамбулу говорил для того, чтобы показать, что мы от этой сферы никуда с вами не денемся. Она в нас находится. Мы живем в ней. Но самое главное, проблема – человек зависимый – когда нарушается процесс социализации, когда происходит дезадаптация в социуме, раз мы говорим о ребенке. Когда от просиживания в интернете начинает страдать сон, нарушается процесс учебы, снижается школьная успеваемость, ребенок перестает  общаться со сверстниками, мало и в какой-то искаженной  форме, грубой чаще всего форме, общается со своими близкими, родителями. Когда ребенок начинает совершать  какие-то хищения мелкие, с целью того, чтобы потратить деньги на такие моменты. Тогда можно говорить, что человек идет по пути развития зависимой личности. Есть разные классификации в этой области , так как я этой темой занимался, я писал часть моей кандидатской работы, была посвящена этому вопросу – нехимическим зависимостям.  Это все в общей массе – нехимические аддикции.  Сюда входит трудоголизм, шопоголики, экстримальное селфи, выхват адреналина — прицеперы, паркурщики, в том числе люди, которые зависимы от коммуникативных аддикций (масса сообщений, смсок), Само общение переходит в эту сферу. Есть люди по делу используют, для переписки. Есть люди, которые бесцельно проводят время, все времяпрепровождение сводится к тому, чтобы репостить фотки .

Сергей: Не смешно и не анекдот, когда говорят что еду принято не кушать, а фотографировать.

Виктор Николаевич: Много разных моментов. Не говоря уже, что какие-то криминальные элементы проникли в эти части. Совсем недавно мы пережили такие два достаточно ярких явления, отчасти раздутыми средствами массовой информации – это группы смерти – сини киты и АУЕ, когда детей доводили до самоубийства, хотя эта информация достаточно такая раздутая, на самом деле не все так трагично и печально, как бы хотели представить. Бум информационный хотели создать.  Ну и группы криминальной направленности АУЕ, когда детей стали использовать люди находящиеся в местах лишения свободы, у них много свободного времени. Они стали через социальные сети формировать такие группировочки чтобы собирать в школе… по большей части корыстные моменты такие – собирать на «общаг», а дети находились чтобы в криминальной направленности – сознании.  Совсем недавно мы такие вещи пережили.

Сергей: Ну и все-таки.  Какой-нибудь ярчайший пример из вашей практики.  Какие последствия для тела и разума ребенка несут в себе эти зависимости.

Виктор Николаевич: Да сплошь и рядом. Вот входу в состав комиссии по делам несовершеннолетних октябрьского района. Такие случаи: ребенок перестает ходить в школу, все свое свободное время сидит в интернете, играет в онлайн-игрушку, она в себе онлайн-игра заключает в себе все и шопоголизм и коммуникация в группах своих, бандах общаются очень много.  Перестает посещать школу. Ворует у матери последние деньги. Семья находится на низком социальном уровне. Мать хоть и  благополучная, но она немного зарабатывает, кое-как сводит концы с концами. Последние деньги он крадет, ничем не помогает, сидит грязный, в школу не ходит, казалось бы, не яркая проблема, но это тоже трагедия. Дело в том, что не в такой утрированной форме, в наше учреждение за последние 5 лет обращения только увеличиваются.  К нам приходят за помощью родители, к нам обращаются за помощью, мы ведем большую межведомственную работу, к нам обращаются педагоги, социальные педагоги,  психологи-педагоги, мы вместе как-то пытаемся выйти из этой сложившейся ситуации.  В первую очередь нужно научить как вести себя родителям в этой ситуации. Очень часто родителей устраивает, что ребенок сидит дома в тепле под их, якобы мнимым контролем, сытый, все с ним в порядке, но он сидит отвернувшись от вас спиной и чем он занимается родитель должен себе представлять. Много в интернете мошенников, много сайтов с различной деструктивной тематикой.  Много просто подростки начинают общаться, а ведь это же документ. Такое понятие, если вы занимаетесь этой темой, у вас есть – это буллинг, интернет травля. Когда милая переписка заканчивается черти-чем, с огромными проблемами и конфликтами. Если раньше, 20 лет назад, до эпохи массовых коммуникаций широких, вышли ребятишки за школу, поговорили на повышенных тонах друг с другом, может быть кто-то кого-то толкнул, но на этом и разошлись.  Здесь идет переписка, это по сути, документируется.  Если что-то ребенок в порыве что-то не так написал, либо записал какую-то голосовую почту, моментально распространяется по всем, муссируется и муссируется информация и не затихает.  Если раньше слово вылетело и пропало, резонанс утих. Здесь можно в любой момент поднять этот документик и его опять репостнуть, и опять ты звезда всей школы в отрицательном плане.

Сергей: Следующий вопрос такой – не все понимают что новые технологии – это, прежде всего инструмент.  С этой точки зрения родители начинают запрещать. Ограничительные меры начинают вводить. По вашему мнению, нужно ли ограничивать работу с гаджетами, или же вообще исключить?

Виктор Николаевич: не получится исключить. Потому что мы с вами начали с того, что гаджетов и технологий будет все больше и больше. Нам диктуют условия огромные корпорации, которым экономически выгодно двигаться в этом направлении. Но контролировать родитель свое чадо должен. Должен обеспечить его не только материально: одеть ему штаны, рубаху, купить портфель, учебники и накормить и «отдохнуть» его хорошенько, так же должен он его и воспитывать.  Должен контролировать этот процесс.  Во первых, в физиологическом плане мы природу не обманем.  Человек, молодой человек, — он развивающийся, ребенок, девочка или мальчик неважно – он большую часть своего времени – он должен находиться в движении, а вы представьте, он сидит в согбенной позе за телефоном или за компьютером, за планшетом. Ведь во первых портится осанка, зрение. Сидеть на стуле, само по себе для мальчика, да и для девочки очень проблемно, потому что стул начинает выступать в роли грелки, то есть греет формирующуюся репродуктивную систему. Это очень плохо может сказаться. Кроме того нарушается сон, потом есть такие понятия когнитивных нарушений , про это психологи хорошо говорят – копинг-стратегии, совладеющего поведения, если по простому объяснить —  люди которые играют в симулякры, спортивные симулякры, бродилки, стрелялки, у них когда очень много, а это дети, они вживляются в этот процесс, у них нарушается процесс принятия какого либо решения, если он много играет в бродилки, стрелялки. Он будет при решении каких-то краеугольных проблем, ситуаций не в конструктивном плане решать эту проблему , а будет либо идти на конфликт, то есть выстрелить, убить, либо будет избегать этого конфликта, сбежать от этой проблемы. Формируется в глобальном смысле такое молодое поколение.

Сергей: Мы же неоднократно слышали за океаном и у нас многочисленные случаи с применением оружия в быту даже…

Виктор Николаевич: Ну, здесь мы не можем с вами сводить только лишь к тому, что они сидят за компьютером. Здесь много факторов. Как минимум три уровня систем, таких слагающихся – это личностные факторы, микрогруппы, макрообщество, все эти факторы в кучу складываются, тогда получаются такие эксцессы.

Сергей: Безусловно, Вы очень серьезный специалист в этом вопросе. Но все таки как отец, как глава семейства в быту, Вы что делаете со своими детьми в этом отношении?

Виктор Николаевич: Регламентирую время использования телевизора, компьютера. Ограничиваю в любом случае. Стараюсь так или иначе посмотреть. Вот у меня сын подросток. В первую очередь это конечно уроки. Сделал уроки. Все равно он у меня сидит. Часто сидит вся семья. Вообще прекрасно.  Вся семья – это прям стандартная ситуация. И всем хорошо и все из соседней комнате смс шлют. В первую очередь человек должен выучить уроки, сходить на внеурочную занятость – структурированную, которая задает тон – секции, клубы, кружки, такие моменты, они обязательно должны присутствовать.   Это раньше дети побежали и в классики начали играть, догонялки. Сейчас такого нет, мир уже другой. Организованный досуг это называется.  Он сходил у меня на тренировки, он сходил дополнительно позаниматься на английский. Пожалуйста позанимайся там за компьютером, посиди в своем вконтакте там, еще где ты хочешь там находиться. Но опять же время от времени. Мне не нужно много личных данных. Я не захожу в его переписку, не стою над душой. Есть некоторые мамочки, которые сами пишут за своих деток, ведут какую-то кровопролитную войну с одноклассниками. Я такой ерундой не занимаюсь, но я время от времени на его страничку захожу – и учу его как должно выглядеть его лицо – ведь это лицо, по большому счету. Я говорю что за дрянь ты выложил себе на стене, поменяй аватарку, так люди себя не ведут. Если ты слушаешь какую то там музыку – будь добр закрой ее для общего пользования, просмотра. Если есть функции по максимуму ограничь, не будь как папуас, что ты там слушаешь какой то рэп с нецензурными текстами.  Если ты подписываешься на какие-то группы, ты тоже посмотри пожалуйста как эти группы выглядят, неужели на это надо подписываться, чтобы это там болталось. Фотографии, группы, видео.

Сергей: Вы просто в конечном счете, 2 слагающих момента. Три даже. Первое – личный пример, наверняка ваша страничка выглядит более менее  идеально с точки зрения нормы и морали.

Виктор Николаевич:  У меня ник не под моим именем.

Сергей: Мы тоже сталкиваемся когда регистрируешься в 14 лет, а  потом на работе тебя спрашивают как ваша почта. А вы – Николай777@mail.ru. Второй момент – безусловно, личное общение. Третье – давать осознанную свободу инструкцию к осознанности.

Виктор Николаевич:  Да мнимый выбор.  Я предоставляю тебе выбор, но ты посмотри какие могут быть последствия.

Сергей: А иногда, бывает, как мой хороший знакомый сказал: когда я не могу контролировать какой – либо процесс я стараюсь его возглавить. В конечном итоге самое удивительное что человеком с  общаемся в этом плане и все больше и больше приходим к мнению что только какой-то персональный подход. Рассматривать ребенка, родителя, только с точки зрения личности, именно социального общения.

Виктор Николаевич:  Это будет самый правильный вариант. Такие сложные социальные, высшие материи 5го уровня, как говорят организаторы здравоохранения.  Биологический уровень – четвертый мы еще можем как-то контролировать, там померить температуру, грубо говоря, дать жаропонижающее. Верхний уровень –психологический, социальный уровень, там очень сложно проводить какие-то градационные, дифференцированные классификации каких-то проблем, маркеров какого-то поведения. Можно в общем плане проводить какую-то профилактику.   Но если сталкиваешься с проблемой, то нельзя человека расписать по каким-то пунктикам, полочкам. Человек – это всегда индивидуальная личность, всегда индивидуальные особенности имеются. Возьмем одного ребенка – он находится в центре помощи семьи и детям, по старинке – детский дом, называется – у него будут другие проблемы. Возьмем другого ребенка, он в семье достаточно благосостоятельной, сейчас перемещаются из маргинальных слоев общества в состоявшиеся слои общества. Там тоже своих проблем много. Там грубо говоря, родители деньги зарабатывают, либо кредиты отрабатывают, откупаются от детей. Дети предоставлены сами себе, без конца отдыхают в каких-то элитных лагерях за границей, не успев ни от чего устать. Времени то много свободного и очень много там проблем – это совсем другая тема. Либо обычный ребенок – но папы у него нет, мама одна, совсем по другому. Тоже с этим ребенком нужно проводить работу.

Сергей: В любом случае – это индивидуальный подход и, безусловно, упорядочивание своей жизни.

Виктор Николаевич:  На всех уровнях должно быть. Все органы системы профилактики: полиция, образование, социальная защита, здравоохранение, комиссии по делам несовершеннолетних, они должны свою работу проводить должны общую.  Те же досуговые мероприятия должны проводиться, либо уроки пользования в школе, какие-то лекционные сведения, по разному…друг друга образовывать. А если сталкиваешься с проблемой – то тут нужно работать с человеком.

Сергей: Я уже пообщался с вами как с врачом, как с отцом, а если представить если бы вы были руководителем более глобального уровня или законотворцем. Что бы вы предложили сейчас?

Виктор Николаевич:  Я не законотворец, не руководитель, мне зачем это, это пусть люди которые там находятся предлагают. Я ничего такого супер не посоветую. Я человек – который работает в своей области. С точки зрения потребителя всей этой продукции, я столкнулся с такой достаточно интересной ситуацией, когда нужно было дописывать свою диссертационную работу, у меня никак не шла эта глава как раз про  нехимические формы аддикции. Я потому что не любитель игр, никаких компьютерных игр. Не мое это и все. Так вот я принудительно заставил себя играть в одну из игр телефонных и заставлял себя ровно год, через силу, и я да, достаточно сильно в нее углубился, достиг 60 лвл, как говорится. Вкидывал с зарплаты мелкие деньги какие-то, потому что без этого никак, разработчики игр настроены исключительно на выкачивание денег. Я наблюдал, как надо мной посмеиваются дети, как на меня ругается моя жена, потому что я время много свободного проводил в этой игре.

Сергей: Удивительно, 21 век на дворе вносит коррективы. Когда то врачи прививали себе саркому.

Виктор Николаевич:  Я ровно год проиграл в эту игру. В тот же день в который начал через год я и закончил. Тянуло меня. Я до сих пор время от времени туда захожу.  Но ничего такого. У меня много времени уходит на работу.

Сергей: В любом случае, как бы это парадоксально не звучало, как говорил мой покойный дедушка:  Все проблемы от безделья.

Виктор Николаевич:  Да. Да. Так в этом то и есть главная проблема. Мы сейчас должны наше бедующее поколение, тех которые будут нас кормить  им обеспечивать нам нашу пенсию – это ведь все от нас зависит. Мы можем очень легко с вами посмотреть, как люди живут в каменном веке. Потому что мы можем с вами там оказаться, если все дружно не начнем с вами входить в эту область.

Сергей: Я вас хорошо прекрасно понимаю потому что со студентами в университете имею общение.  Видно четкую градацию студенты были 5 лет назад и которые сейчас. Прям явно, явно, как небо и земля Большое спасибо, очень интеренсо было.

Виктор Николаевич:  Приходите к нам еще.

Сергей: Спасибо большое. Всего доброго.

 

Подписывайтесь на канал чтобы быть в курсе свежих выпусков!

Наш Блог: https://систематикус.рф

Группа в VK: https://vk.com/nkosistema

Группа на Одноклассниках: https://ok.ru/anosistema

Об авторе Editor 83 Статьи
Самый главный человек на сайте. Если Вы хотите опубликовать свою статью на нашем ресурсе то милости просим на nkosistema@mail.ru

ОСТАВЬТЕ ПЕРВЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий